ТЕТИС ПРО
+7(495) 786-9855
   
ВВЕРХ


                
19.04.2016

Позывной надежды - "Игорь Белоусов" Флот России получает корабль-спасатель для оказания помощи под водой на больших глубинах

Этой осенью в Балтийском море сдает "выпускные экзамены" давно ожидаемое на флоте судно-спасатель "Игорь Белоусов". Сейчас настал самый ответственный момент испытаний - не просто отдельно взятого надводного корабля, а всего установленного на нем оборудования и специальных технических средств оказания помощи под водой на больших глубинах.


За созданием этого уникального комплекса и той общественной дискуссией, которая сопровождала некоторые повороты в его судьбе, "Российская газета" пристально следила и время от времени давала высказаться специалистам. Суть, хотя бы коротко, уместно напомнить.

Решение построить многофункциональный корабль-спасатель (а затем и группу ему подобных) было принято после катастрофы подводной лодки "Курск", хотя потребность в них была и раньше, еще в конце 80-х - начале 90-х, когда при столь же драматичных обстоятельствах затонула в Норвежском море единственная в своем роде глубоководная АПЛ "Комсомолец", унеся с собой жизни 42 подводников.

Разговоров и обещаний за прошедшие четверть века было много, но практических сдвигов в переоснащении аварийно-спасательных служб не наблюдалось. Даже при том что в апреле 2001-го, через семь месяцев после трагедии "Курска", вышло постановление правительства России о выделении нашему ВМФ 900 миллионов рублей (30 миллионов долларов по тогдашнему курсу) на закупку импортного оборудования и снаряжения, чтобы подтянуть, насколько было возможно, силы поисково-спасательного обеспечения на действующих флотах.

Снаряжение, главным образом импортное, было закуплено. А вот создание нового судна для тех же целей неоправданно затягивалось. И только в прошлом, 2014 году, на Адмиралтейских верфях в Санкт-Петербурге была завершена постройка головного корабля, а в 2015-м начались его испытания. Спроектированное в питерском КБ "Алмаз" судно получилось по-настоящему многофункциональным. Оно, можно сказать, собрано "вокруг" глубоководного водолазного комплекса, рассчитанного на проведение аварийно-спасательных и прочих подводных работ на глубинах до 450 метров.

С глубины 100 метров водолазам и подводникам надо "выходить" около четырех суток, с 400 метров - декомпрессия больше двух недель

На трех палубах размещены объединенные в систему пять барокамер, водолазный колокол со своим спуско-подъемным устройством, компрессоры высокого давления, баллоны-хранилища с дыхательными смесями, система жизнеобеспечения и посты управления этим многосложным хозяйством. Такого у российского ВМФ еще не было. Схожее по задачам спасательное судно "Алагез" советской постройки пока что несет службу в составе Тихоокеанского флота, но водолазный комплекс, установленный на нем в 1989 году, спроектирован в далекие 70-е и рассчитан на меньшие глубины.

В Геленджике, в Южном филиале Института океанологии РАН, где удалось недавно побывать, еще можно увидеть остатки некогда созданного здесь гипербарического комплекса на те же, что и сейчас, 450 метров. Правда, сооружен он был на берегу, и в тех же стационарных условиях проводились его испытания. Живы еще и сами испытатели, которых встречали по завершении эксперимента как первых космонавтов - с охапками живых цветов и горячими объятиями...

Однако порадовать новыми разработками некогда известный академический центр сегодня уже не в силах. Прежнее оборудование и ранее созданные аппараты тут еще сохраняют, есть одна действующая барокамера, но многократно урезанный бюджет и сокращение числа научных сотрудников лишили эти работы в Геленджике зримой перспективы.

Зато рядом, на той же акватории Голубой бухты, возникла и автономно развивается тренировочная база подводного спецназа. На флагштоке с утра до вечера открыто трепещется вымпел группы "Альфа", и тут же, почти у кромки прибоя, поставлены в ряд модульные, на автомобильных платформах, современные барокомплексы. Но и они - только для глубин в несколько десятков метров, на которых могут действоватьбоевые пловцы.

Словом, куда ни кинь, ГВК-450 на "Игоре Белоусове" - визитная карточка и главное достоинство нового российского судна-спасателя. Но именно с ним и возникло больше всего проблем.

Первоначально контракт на его проектирование и поставку был заключен с известным конструкторским бюро "Лазурит" (Нижний Новгород). Но к назначенному сроку обязательства исполнены не были, и с согласия Минобороны России было принято альтернативное предложение: о поставке требуемого ГВК на основе серийного оборудования известной шотландской фирмы.

Подряд на комплектацию, закупку, доставку в Петербург и последующий шеф-монтаж на самом корабле получила российская компания"Тетис Про".

- Контракт был подписан 29 мая 2012 года, а пригласили нас в проект в октябре 2011-го, - восстанавливает хронику событий Александр Делянов, куратор проекта со стороны "Тетис Про". - Полгода, предконтрактный период, мы не в запятых копались, а решали принципиальные вопросы - что нужно, что можем и как соединить одно с другим.

По словам Делянова, в недавнем прошлом - флотского офицера, его компания, взявшись за эту работу, осознанно поставила себя в жесткие рамки: с одной стороны, сроки, с другой - бюджет.

- Та сумма, на которую мы согласились, а до того убедили согласиться наших партнеров в Шотландии, была в два раза меньше, чем запросил в обновленной заявке "Лазурит", - Александр Делянов мгновение поколебался - называть, не называть - и назвал-таки цифры. - "Лазурит" подходил в совокупности почти к 3 миллиардам рублей, а мы брались поставить весь комплекс за миллиард 150 миллионов. Причем предложили комплекс под ключ, начиная от компрессора, который закачивает газовую смесь в баллон, интеллектуальных систем управления всем ГВК до ввода в эксплуатацию и проведения испытаний. А срок его сдачи заказчику, в отличие от "Лазурита", отодвигать не стали...

В состав этого комплекса, рассчитанного на посменную работу 12 профессиональных водолазов и (в случае необходимости) способного разместить до 60 спасенных подводников (для декомпрессии и реабилитации), входит еще и современные погружаемые агрегаты - для поиска, допоиска и визуального обследования подводных объектов. В первой половине сентября, о чем сообщала "Российская газета", водолазный колокол из состава ГВК-450 и телеуправляемый подводный аппарат "Пантера Плюс", входящий в поисковый комплекс, проходили испытания практическими спусками в глубоководных районах Центральной Атлантики. Сначала было произведено пробное погружение водолазного колокола на рабочую глубину 450 метров. Затем, строго по программе, отправили на километровую глубину необитаемый аппарат "Пантера Плюс".

Такие и аналогичные устройства (например, телеуправляемый аппарат "Тайгер"), поставленные компанией "Тетис Про", уже есть на вооружении поисковых и аварийно-спасательных служб ВМФ России и способны работать на глубинах до 1000 метров. Подводя итоги промежуточных тестов, представители ВМФ поделились с "РГ" информацией, что на конец сентября и октябрь придется основной этап испытаний ГВК-450 - уже с участием водолазов.

Вскоре эти сведения подтвердились. В назначенный срок, сообщил начальник отдела информационного обеспечения Балтийского флота капитан 2 ранга Владимир Матвеев, спасательное судно "Игорь Белоусов" вышло из военной гавани Балтийскадля проведения заводских ходовых испытаний судна в морских полигонах Балтийского флота. Одновременно, в рамках общей программы, на этом же этапе проходят межведомственные испытания ГВК-450 уже с участием водолазов.

Кроме того, предусматривалось испытать спасательный глубоководный аппарат "Бестер-1", который поначалу тестировали отдельно от корабля-носителя, а во время стоянки "Игоря Белоусова" в Балтийске установили на штатную позицию и отправили для комплексных испытаний. И теперь, по словам того же Матвеева, "специалисты спасательного отряда Управления поисковых и аварийно-спасательных работ совместно с представителями ЦКБ "Лазурит" провели скоростные и маневренные испытания, а также спуски аппарата на дно Балтийского моря".

Как уверяют разработчики, "Бестер-1" может погружаться на глубину до 700 метров, оснащен новейшими системами управления и принципиально новыми движительно-рулевыми комплексами, системами наведения, посадки и крепления к аварийной субмарине. Благодаря новой камере стыковки к аварийному выходу субмарины "Бестер-1" позволяет эвакуировать людей при крене подлодки до 45 градусов, тогда как предыдущие аппараты могут оказывать помощь экипажу только при крене не более 15 градусов. По сведениям "РГ", в испытаниях "Бестера-1", связанных с отработкой практических задач спасения, была задействована дизель-электрическая подводная лодка типа "Варшавянка".

1,15 миллиарда рублей - такова цена контракта, по которому поставлен глубоководный комплекс для "Игоря Белоусова"

Принципиальное отличие нынешнего этапа испытаний "Игоря Белоусова" в том, что оно предусматривает участие водолазов-глубоководников, прошедших специальную подготовку. И тут я снова обращаюсь за комментариями к Александру Делянову.

- Наши обязательства перед заказчиком, а это Военно-морской флот, условно разделены на три этапа. Изготовление и поставка оборудования ГВК на борт судна или на завод - это первый. Второй - шеф-монтаж, пуско-наладочные, регулировочные работы. А третий этап - как раз то, что происходит сейчас: испытание комплекса и передача его заказчику. В рамках третьего этапа, о чем почти не говорят, была проведена и проводится сейчас подготовка личного состава. Как представители поставщика, несущие гарантийные обязательства, мы не можем не заботиться о том, чтобы этим уникальным комплексом управляли люди подготовленные.

По словам Делянова, готовятся две взаимодействующих между собой группы. Первая - технические специалисты на борту судна, которые должны знать общие правила эксплуатации и обслуживания ГВК-450. Вторая группа - это водолазы-глубоководники, которые в этом комплексе потом будут жить и выполнять подводные работы. Сейчас в России нет своей базы для такой профессиональной подготовки. После тщательного анализа существующих предложений был выбран специализированный центр на острове Тасмания в Австралии.

Одновременно с этим главком ВМФ издал приказ о формировании экипажа для судна "Игорь Белоусов" и установленного на нем ГВК. На период испытаний и опытовой эксплуатации сюда же прикомандирована группа специалистов военно-морского флота, включая офицеров Научно-исследовательского института спасательных и подводно-технических работ, а также водолазов 328-го аварийно-спасательного отряда специального назначения.

Всего в этой группе 39 человек, двадцать из них - водолазной специальности. Эти двадцать человек, пояснил Делянов, были разделены на две группы - 12 и 8, и прошли обучение на базе Международного центра подводной подготовки в Тасмании. Первые двенадцать вернулись в Россию еще в конце августа, сдали строгий экзамен в ЦВКК - особой водолазной комиссии, после чего приказом главнокомандующего ВМФ были допущены к водолазным спускам и к самостоятельным заведываниям на борту "Игоря Белоусова".

Именно они сейчас и тестируют в Балтийском море глубоководный комплекс вместе с самим кораблем и вспомогательными устройствами.

Без грифа "секретно"

Какие задачи решает ГВК-450 на судне "Игорь Белоусов"?

Основных задач две, и они тесно связаны между собой. Во-первых, это обеспечение работы 12 водолазов сменами по три человека на глубинах до 450 метров по шесть часов в сутки в течение трех недель с последующей однократной декомпрессией.

Во-вторых, реабилитация подводников, эвакуированных с аварийной лодки спасательным аппаратом "Бестер-1" или (в зависимости от глубины и других обстоятельств) вышедших из подводного объекта на поверхность иным способом (во всплывающей спасательной камере, свободным всплытием, внутри водолазного колокола).

По тем или иным причинам давление воздуха в отсеках аварийной лодки может подниматься, и выходящие (поднятые) на поверхность члены экипажа нуждаются в декомпрессии так же, как и водолазы. При выходе из затонувшего объекта методом свободного всплытия велика вероятность получить баротравму, которую также необходимо лечить в барокамере.

Почему для спасения с больших глубин нужны барокамеры?

 Так устроен наш организм и таковы законы физики, что с увеличением глубины свободного погружения (а значит, и с ростом внешнего давления) в теле человека растворяется все больше инертных газов - азота и гелия. 

На этот процесс влияет и общее время нахождения на глубине (под давлением). Однако зависимость от времени тут не линейная и в определенный момент происходит "насыщение" - инертные газы перестают растворяться в крови и тканях. Такое состояние у человека наступает примерно через 72 часа, хотя в зависимости от величины давления (глубины погружения), интенсивности физических нагрузок, температуры тела и других факторов этот момент может смещаться. Но базовый принцип остается: количество растворенных газов не возрастает, а значит, подготовленный водолазный специалист способен оставаться в таком состоянии продолжительное время и посменно работать.

Метод длительного пребывания под давлением - его называют еще методом "насыщенных" погружений - и реализован в ГВК-450 на спасательном судне "Игорь Белоусов". В режиме "насыщения" водолаз может работать на объекте ежедневно по нескольку часов в течение 3-4 недель, а проходить декомпрессию только один раз - по окончании работ.

Что такое кессонная болезнь и декомпрессия?

Образное выражение "кровь закипает", наверное, знает каждый, кто читал книги о подводниках, хотя бы раз смотрел фильм "72 метра" или сам увлекается дайвингом.

Если предельно упрощать, это такое патологическое состояние, когда в крови и тканях человека образуется множество газовых пузырьков, нарушающих нормальное кровообращение и травмирующих клетки тканей. Образование таких "пузырьков" - результат нахождения человека в условиях повышенного давления и неправильного (поспешного, неконтролируемого) выхода в условия с обычным атмосферным давлением.

А декомпрессия - это процедура научно обоснованного (постепенного или ступенчатого) снижения давления в водолазных барокамерах - для "рассыщения" (освобождения) тканей организма от инертных газов, чтобы не образовывались коварные пузырьки. Другими словами, декомпрессия нужна при подъеме водолаза или подводника с глубины, чтобы не возникало вреда их здоровью. На практике это выглядит так: с глубины 100 метров надо "выходить" около 4 суток, с 400 метров декомпрессия займет больше двух недель.

Для чего нужен водолазный колокол, когда есть аппарат "Бестер"?

"Бестер" - это своего рода спасательный "челнок", автономно управляемый его экипажем. За один рейс он может, как заявлено в ТТХ, эвакуировать с аварийной подлодки 22 человека и передать их в барокамеры "Игоря Белоусова" для декомпрессии (если требуется).

А водолазный колокол - неотъемлемая часть ГВК, можно сказать, еще одна, шестая, барокамера на "Игоре Белоусове". Но в отличие от четырех жилых и одной переходной, эта барокамера не стационарная, а мобильная. С ее помощью водолазов доставляют на нужную глубину. Перед тем, как войти в этот подводный лифт и задраить переходной шлюз, водолазы находятся строго определенное количество времени под расчетным давлением в жилых барокамерах - достигают уже упомянутого эффекта "насыщения", когда концентрация растворенных инертных газов в крови и тканях перестает увеличиваться.

Колокол имеет форму вертикального цилиндра и снабжен иллюминаторами. Внутри и снаружи размещено оборудование для обеспечения работы водолазов в воде: аппаратура связи и видеонаблюдения, щиты подачи дыхательной смеси водолазам и горячей воды для их обогрева, а также резервные системы электро- и газоснабжения.

Прибыв на рабочую глубину, водолазы открывают люк колокола, и двое из них выходят в воду. Третий остается внутри и следит за работающими в воде, поддерживает с ними связь и готов, при необходимости, прийти на помощь.

 Водолаз, как и космонавт, находится в безопорной среде и полностью изолирован от окружающей среды. Дыхание под водой обеспечивает специальная двухшланговая система: по одному шлангу с судна подается свежая дыхательная смесь, по другому - откачивается на судно то, что водолаз выдыхает. После очистки от углекислого газа и обогащения кислородом эта смесь возвращается в систему и подается водолазу на вдох. По отдельному шлангу на глубину поступает горячая вода, которая обогревает тело водолаза. 

Проработав необходимое время на глубине, водолазы возвращаются в колокол и под тем же давлением, под которым они работали на объекте, поднимаются на поверхность. Внутри судна колокол стыкуют с барокамерами, водолазы переходят в их жилые отсеки и, не проходя декомпрессии, отдыхают до следующего спуска, а их место в водолазном колоколе занимает другая смена.

В каких условиях живут водолазы на "Игоре Белоусове"?

Во время пребывания людей в барокамерах давление дыхательной смеси, ее состав, температуру и влажность поддерживает специальная система жизнеобеспечения. Управление многосложным хозяйством ГВК-450 производится с двух постов: один - для барокамер, другой - для манипуляций и контроля при водолазных спусках. Запас компонентов дыхательной смеси содержится в баллонах высокого давления.

В жилых барокамерах ГВК у каждого водолаза отдельная койка. Есть прикроватный светильник, полочка для книг и личных вещей, а еще наушники, чтобы послушать музыку. В санузлах - необходимые бытовые удобства, включая горячий душ. Предусмотрена и зона отдыха с телевизором и общим столом. Горячую пищу передают в барокамеру снаружи через специальный шлюз, через него же возвращается использованная посуда.


К списку новостей...