ТЕТИС ПРО
+7(495) 786-9855
   
ВВЕРХ


                
28.01.2014

Интервью генерального директора ОАО "Тетис Про" Алексея Кайфаджяна журналисту "Российской газеты"

Уже два поколения спасателей-моряков ВМФ России служат без современной спасательной глубоководной техники.

Представителей бизнеса, занимающегося поставкой водолазного оборудования на отечественный рынок, в том числе и для военно-морского флота, в России можно пересчитать по пальцам. О рынке водолазного оборудования и кадровой проблеме в отрасли, "РГ" рассказал Алексей Кайфаджян - генеральный директор "Тетис Про", одной из ведущих компаний - разработчиков и поставщиков водолазной техники.


Генеральный Директор ОАО Тетис ПроА. А. КайфаджянГенеральный директор ОАО "Тетис Про" Кайфаджян А.А.

Генеральный Директор ОАО "Тетис Про", кандидат технических наук. В 1988г. окончил Высшее Военно-морское училище ордена Красной звезды им. А.С. Попова, проходил службу офицером в составе соединения больших атомных подводных лодок Северного Флота. С 1994 года служил в 40 Государственном Научно-исследовательском институте Аварийно-спасательного дела и глубоководных работ МО РФ. В должности начальника лаборатории 40 Гос. НИИ работал по созданию поисково-обследовательского и аварийно-спасательного оборудования. Неоднократно участвовал в учениях и фактических работах поисково-спасательных сил флотов РФ, экспедиции по обследованию, и подготовке к подъему затонувшего АПРК "Курск", а также в работе государственной комиссии по расследованию причин катастрофы. В настоящее время Генеральный директор ОАО "Тетис Про".

- Как бы вы сформулировали свою техническую политику в области создания водолазного оборудования?

- Менеджмент ОАО "Тетис Про" видит задачу компании в системном оснащении рынка подводного оборудования и водолазного снаряжения России современной техникой и последовательное замещение импортного оборудования отечественным. Мы разрабатываем и производим широкий спектр оборудования своими силами. Есть вполне реальные успехи: с российского рынка нами практически полностью вытеснены импортные водолазные комплексы малых и средних глубин, оборудование видео- и аудиосвязи с водолазом, подводная светотехника. Разработано и освоено в серийном производстве профессиональное водолазное снаряжение, по качеству, по крайней мере, не уступающее лучшим зарубежным образцам.

- Ваши функции выходят далеко за рамки простого поставщика - посредника, не так ли?

- Да, это так. Более 20 лет мы активно развиваем собственное производство, и в последние годы доля таких изделий в общем объеме поставляемого заказчикам оборудования составляет более 70%. Я уже говорил раньше, что это - основа нашей технической политики.

Отвечая на возрастающие требования отечественных заказчиков, мы создали собственные проектно-конструкторские, производственные и испытательные мощности в Москве - производство водолазных комплексов, подводной робототехники, водолазной технологической оснастки, в Орехово-Зуево - водолазное снаряжение и малотоннажное судостроение, в Санкт-Петербурге - гидроакустические и сейсмические станции. Завязана устойчивая производственная кооперация с заводами тяжелого машиностроения для производства различного вида оборудования для обеспечения подводных работ, включая барокамеры.

Производство Мобильных Водолазных Комплексов ОАО "Тетис Про"

Только за третий и четвертый кварталы этого года мы изготовили на собственном производстве и поставили по государственным контрактам более 20 водолазных мобильных передвижных рекомпрессионных станций и мобильных водолазных станций МВС для нужд ВМФ, МВД и МЧС России. И это малая часть годового плана.

Еще один пример - это роль ОАО "Тетис Про" в строительстве глубоководного водолазного комплекса ГВК-450 для достраивающегося в Санкт-Петербурге спасательного судна нового поколения "Игорь Белоусов". Необходимо постоянно согласовывать большой объем вопросов, неизбежно возникающих между изготовителями оборудования, проектным бюро и верфью - строителем судна. Готовится и корректируется конструкторская документация. Не говоря уже об устранении замечаний, сформулированных во время приемо-сдаточных испытаний, а они неизбежны - без замечаний не проходит ни одна приемка более-менее сложных комплексов. Кроме того, мы взяли на себя обязательства по обеспечению шеф-монтажа оборудования и проведению приемо-сдаточных испытаний, прежде чем предъявить смонтированный и работающий комплекс заказчику. Для выполнения обязательств по этому проекту мы создали в Санкт-Петербурге специальную конструкторскую группу сопровождения проекта, оперативно решающую технические проблемы.

Оснащение "Белоусова" уникальным глубоководным водолазным комплексом - одно из приоритетных направлений в работе компании, как по масштабу, так и по контрактным срокам. На сегодняшний день поставки оборудования комплекса произведены на 95%, основная крупногабаритная часть оборудования комплекса - барокамеры, пульты управления ГВК и водолазными спусками, - погружены на судно, ведутся монтажные работы. По графику окончательное завершение монтажных работ по ГВК-450 запланировано на весну 2014 года. Работа идет в полном соответствии с действующим законодательством, в хорошем контакте с контролирующими органами - военной приемкой и управлением гостехнадзора МОРФ.


- Так техника - основная проблема в водолазной отрасли сегодня?

- В общей ситуации с глубоководными водолазными работами создание парка технических средств обеспечения спусков на глубины в сотни метров - это только часть проблемы, причем, как это ни парадоксально, не самая сложная. Технику при правильном подходе можно создать или приобрести в достаточно короткие сроки. Неизмеримо сложнее кадровая проблема. В стране уже два поколения водолазов, водолазных специалистов, врачей-спецфизиологов, инженерно-технического персонала, за малыми - скорее единичными - исключениями, не то что не проводили глубоководные водолазные спуски в режиме длительного пребывания под давлением - они вообще не видели современного глубоководного водолазного комплекса. И если техникой можно обзавестись в два-три года, то воспитать специалиста высокого класса - а иные на глубоководных спусках работать просто не могут - нужны годы. А у нас сегодня нет ни подготовленных кадров, ни учебной базы для их обучения, ни натурных полигонов для отработки спусков в реальных условиях, ни учебно-методических пособий, ни инструкторов и преподавателей. И это не утрирование - это реальная ситуация. Существующих сегодня в стране необходимых специалистов можно сосчитать на пальцах - и, возможно, одной руки. Десяток - другой офицеров, обученных за рубежом, проблему не решат - нельзя полагаться только на иностранную помощь, она может быть использована, но уж никак не в качестве государственной системы подготовки. Многие ведомства это понимают и создают в своих подразделениях береговые учебно-тренировочные комплексы центры подготовки водолазов. Только за последние несколько лет мы разработали и ввели в эксплуатацию в водолазных структурах ФСБ, МЧС, МВД более десятка учебно-тренировочных комплексов - правда, с рабочей глубиной до 100 м - но у этих заказчиков просто нет необходимости погружаться глубже.

И, наконец, нельзя не сказать о необходимости корректировки перечня специалистов в структуре ВМФ. До сих пор в нем нет, например, специалистов по подводной робототехнике и, соответственно, их в структуре учебных заведений ВМФ никто не готовит. А ведь именно за этим направлением будущее, и флот стремительно насыщается необитаемыми телеуправляемыми и автономными программируемыми аппаратами.

- Обучаете ли вы персонал заказчиков для работы на поставляемом оборудовании?

- Конечно, обучение персонала заказчика эксплуатации поставляемого оборудования проходит и на нашей базе, и на базе заказчика. В частности, мы будем проводить обучение персонала ВМФ эксплуатации оборудования ГВК-450. Также мы выполняем сервисное обслуживание поставляемого оборудования в течение всего срока его службы у себя или на базе заказчика. Особо сложные виды оборудования обеспечиваются техническим обслуживанием и модернизацией в рамках технического надзора. Это позволяет поддерживать постоянную техническую готовность, безопасность эксплуатации, совершенствовать мастерство специалистов.

Более того, нам направляют в ремонт оборудование, выпущенное нами же 10-15 лет назад и уже давно снятое с производства, но мы его восстанавливаем или, по согласованию с заказчиком, путем замены отдельных блоков и узлов доводим до современного уровня с улучшением характеристик.

- Требования рынка растут, особенно с учетом вхождения России в ВТО. Обновляется ли кадровый состав компании?

- Безусловно, основа кадровой политики ОАО "Тетис Про" - сочетание опыта специалистов, в основном военных моряков среднего возраста с энтузиазмом молодых выпускников ведущих технических вузов страны, как гражданских (МГТУ им. Баумана, Морской технический университет), так и военных. Это позволяет нам сохранить преемственность научно-технических школ в области водолазного дела и снизить негативные последствия так называемого "разрыва поколений", образовавшегося в конце 1990-х - начале 2000-х годов и, в конечном счете, повысить эффективность проводимых работ. Немаловажно и то, что нашими усилиями решаются в определенной мере и социальные вопросы - адаптация уволенных в запас или выходящих на пенсию высококлассных специалистов, которые видят, что их знания и опыт, наконец, оценены и востребованы.

- Есть ли примеры успешного применения техники, разработанной и поставленной компанией?

Да, можно привести недавний пример удачного использования многофункционального модульного катера проекта 23370, разработанного и построенного на заводе "КАМПО", которое входит в Группу компаний "Тетис".

Этот модульный катер-катамаран, входящий в состав ВМФ в качестве катера обеспечения подводно-технических работ, по инициативе ГУ МЧС по Санкт-Петербургу был привлечен к спасательной операции для поиска и подъема со дна Невы легкового автомобиля, упавшего с Володарского моста в конце ноября 2013 года.

Решение о привлечении к операции катера проекта 23370 было принято, потому что на сегодняшний день это единственное в Северо-западном регионе судно, способное самостоятельно, без привлечения дополнительной техники, провести полный комплекс необходимых мероприятий. Катер оснащен гидравлическим краном-манипулятором, комплексом обеспечения подводно-технических и водолазных работ и имеет достаточную свободную площадь палубы для размещения на ней как специализированного оборудования и задействованного личного состава, так и объектов, поднятых со дна.

В сложных условиях, при скорости течения 15 км/час, видимости 30 см под водой, на глубине 13 метров при помощи штатных устройств катера был обнаружен затонувший автомобиль, обеспечены водолазные спуски с целью его идентификации и остропки, произведен подъем на палубу катера и транспортировка к берегу.

Надо отметить, что ранее для проведения подобной операции потребовалось бы привлечение группы судов - поискового катера, водолазного катера, плавкрана и грузовой площадки.

Кроме этого спасательное оборудование производства ОАО "Тетис Про" установлено и активно используется на катерах серии "Грачонок", которые несут службу на всех флотах России, необитаемые телеуправляемые подводные аппараты регулярно используются при проведении поисковых операций МЧС России, в т.ч. на Телецком озере (Алтай), на Голубом озере (Кабардино-Балкария). С помощью оборудования для подводного поиска и рабочего телеуправляемого необитаемого подводного аппарата 17-22 сентября 2013 года отряд Черноморского флота спасательного судна "Эпрон" и рейдового буксира ВМС Украины "Кременец" провели специальную операцию по обследованию и поднятию уцелевших частей подлодки Щ-216 проекта "Щука", затонувшей в 1944 году у мыса Тарханкут.

Одним из уникальных примеров использования водолазных комплексов ОАО "Тетис Про" было спасение английского водолаза, получившего тяжелое декомпрессионное заболевание при проведении глубоководных спусков. В начале 2012 года пострадавший дайвер в крайне тяжелом состоянии был помещен в барокамеру стационарного барокомплекса Южного регионального поисково-спасательного отряда (ЮРПСО) МЧС России, где проходил лечение в воздушно-гелиевой среде в течение 199 часов 20 минут. Лечение оказалось эффективным и на сегодняшний день водолаз признан практически здоровым.

Материал комментирует известный специалист в области истории водолазного дела - П.А. Боровиков

Погружение откладывается

В России исчезает школа водолазного дела

В 1980-90-х годах у страны в нескольких ведомствах была глубоководная техника, подготовленные подводники, водолазы и обеспечивающий персонал. Водолазная наука изучалась не в одном учреждении. В отрасли были и действовали необходимые руководящие документы, учебно-тренировочные базы, существовала инженерная школа, наконец. В чем-то отставали от зарубежных стран, в чем-то были впереди, но в целом мы были способны решать практически любые задачи на глубинах до 300 и более метров. Но, однако, к концу 1990-х годов мы не просто отстали от современного тому времени мирового уровня - мы застопорились, а западный мир продолжал двигаться вперед.

В 2000-х годах наша глубоководная водолазная техника "ушла на иголки", но остались водолазы-глубоководники, способные работать на больших глубинах - что доказали работы на "Курске". Но мы уже не имели технической базы - ни специальных судов, ни водолазных комплексов, ни практически, действующих обитаемых подводных аппаратов, ни подводных робототехнических средств - ни в ВМФ, ни в других ведомствах. Остались только люди, которые, увы, стареют.

Справедливости ради надо отметить, что до начала 2000-х годов сохранились отдельные "обломки" былой мощи - два береговых гипербарических комплекса ВМФ в г. Ломоносове, один работающий комплекс Института Медико-биологических проблем РАН в Москве и один выведенный из эксплуатации комплекс Института океанологии РАН в г. Геленджике. Из судов обеспечения глубоководных водолазных работ сохранились "Эпрон" проекта 526 (постройки конца 50-х г.г.!) на Черном море и СС "Алагез" проекта 537 на Тихом океане, некогда знаменитая, а ныне влачащая жалкое существование водолазная школа в Севастополе. Устарели и нормативные и руководящие документы, разработанные в далеких 1970-80-х годах.

Короче говоря, к 2010-м годам, спустя несколько десятков лет от пика нашего "глубоководного" развития, мы потеряли практически все. У нас не осталось ни водолазов-глубоководников, ни инженерно-технического персонала, ни специализированных судов обеспечения глубоководных водолазных работ и соответствующего оборудования, ни научно-исследовательской базы, ни учебной базы. Сегодня практически ни одна государственная структура - ни наука в лице Академии Наук РФ или внутри ведомств, ни промышленность, на решение проблемы глубоководных погружений водолаза не работает.

Но самое главное в сегодняшней ситуации - пропадает школа преемственности по всем направлениям развития водолазного дела России. В довоенной и послевоенной истории отечественного водолазного дела по любому направлению можно было проследить эволюцию специалистов, по крайней мере, на несколько десятков лет: от Кронштадтской водолазной школы в начале 1900-х годов - через Центральную водолазную базу МПС 1920-х годов - ЭПРОН 1930-х годов, Аварийно-спасательную службу ВМФ в годы войны, ПСС ВМФ, АСПТР Минморфлота, Подводречстрой Минречфлота. На протяжении почти ста лет была налажена преемственность, накапливался и творчески использовался опыт предыдущих поколений, которые позволили, несмотря на сложную позицию отечественной промышленности, занять нашей стране в конце XIX - начале ХХ века ведущее положение в водолазном мире и сохранить его вплоть до 1970-80-х годов.

Сейчас полноценной школы водолазного дела, как и вообще инфраструктуры водолазной отрасли (водолазные и инженерно-технические кадры, учебная база, научно-исследовательская и нормативная база, технические средства выполнения глубоководных работ) в стране нет, как ни горько это признавать.

Атмосфера ослабит давление

Новые технологии позволяют обеспечить многосуточное пребывание человека в барокамере

В последние годы, после десятилетий застоя, началось перевооружение поисково-спасательной службы ВМС. На флоты стали поступать водолазные суда - в 2000-х годах - морские водолазные суда, построенные по проекту 11980, разработанному в 1990х годах, но с полностью новым, современным технологическим оборудованием: водолазным снаряжением, необитаемыми подводными аппаратами, гидроакустическими поисковыми средствами и системами подводного видеонаблюдения. Летом этого года спущен на воду и сдан Заказчику - Поисково-спасательной службе ВМФ многофункциональный катер обеспечения подводных работ, пр. 23370, постройки ОАО "КАМПО". Этот катер уже успешно провел аварийно-спасательные работы в русле р. Нева в исключительно сложных гидрологических условиях.

В последние годы в подразделения Поисково-спасательной службы ВМФ поступают современное оборудование отечественного производства: водолазное снаряжение, подводные робототехнические средства, поисковые гидроакустические и телевизионные комплексы, грунторазмывочные и водооткачивающие средства и многое другое.

Однако основой поисково-спасательной службы были и остаются специализированные спасательные суда, способные обнаружить аварийную подводную лодку на глубинах в сотни метров в открытом океане и оказать ей и ее экипажу необходимую помощь.

Таким судном стало спасательное судно проекта 21300 "Игорь Белоусов", спущенное на воду в 2012 году и проходящее в настоящее время дооборудование на ОАО "Адмиралтейские верфи".

Судьба этого судна была непростой. Работа над его проектом началась в конце 90-х г., контракт был заключен в 2002 г., итоговая проектная документация была разработана с учетом последних на эти годы достижений в технике и технологии выполнения подводных работ. Основой этого спасательного судна стал глубоководный водолазный комплекс ГВК-450, способный обеспечить многосуточную работу водолазов на глубинах до 450 м, и именно этот комплекс стал "камнем преткновения" для нового судна.

Нашей стране с глубоководными водолазными комплексами изначально не везло. Отвечающее за строительство судов для ВМФ и народного хозяйства Министерство судостроительной промышленности решительно отказывалось от разработки и строительства глубоководных водолазных комплексов. Именно поэтому отечественные водолазные комплексы, даже на таких, последних в отечественной судостроительной практике и, в общем, неплохих судах "Эльбрус" и "Алагез" проекта 537 отставали по некоторым характеристикам от уровня современных им зарубежных образцов минимум на 15-20 лет. Нет и не было ни одного отечественного глубоководного водолазного комплекса длительного пребывания под давлением, построенного и введенного в эксплуатацию. И именно поэтому, когда перед Министерством газовой промышленности встала задача проведения глубоководных водолазных работ на морских нефтегазовых промыслах в Баренцевом, Охотском и Каспийском морях, оно было вынуждено закупить для установки на своих буровых платформах и судах импортные глубоководные водолазные комплексы (ГВК).

Именно поэтому ГВК для спасательного судна "Игорь Белоусов" вызвал среди специалистов большой интерес. Ситуация со строительством отечественного ГВК пошла по известному пути, уже знакомому нашей стране по опыту 1980-х годов - длительные опытно-конструкторские работы с одной стороны, и привлечение иностранных фирм для поставки основных компонентов ГВК из-за рубежа с другой стороны. Эта ситуация напрочь перечеркивала все надежды на создание отечественного ГВК. Более того, при всей неопределенности сроков завершения работ их стоимость непрерывно росла, и конца этому видно не было.


Колокол ОАО "Тетис Про" для СС "Игорь Белоусов"

Однако график строительства судна "Игорь Белоусов" и его стоимость никто корректировать не собирался, и в этой ситуации пришлось искать другой выход из складывающегося положения. Этим выходом была смена поставщика ГВК с условием, что сроки и стоимость контракта на поставку ГВК будут зафиксированы и изменению подлежать не будут, что поставщик ГВК обеспечит шеф-монтаж оборудования ГВК (от чего категорически отказывался предыдущий поставщик) и четко обозначит свои гарантийные обязательства по поставляемому оборудованию. Степень локализации по этому экземпляру ГВК не оговаривалась.

Заказчику пришлось обратить внимание на частный бизнес, занимающийся поставкой водолазного оборудования на отечественный рынок. Смена поставщика ГВК резко изменила общую ситуацию с созданием комплекса. Контракт был заключен с компанией "Тетис Про". Впервые за многие годы закончились бесконечные разговоры о переносе сроков, о выделении дополнительного финансирования, и пошла нормальная работа, в соответствии с графиком поставки оборудования.

Контракт с генеральным заказчиком требовал полного соответствия поставляемого оборудования и эксплуатационных документов требованиям российских нормативных документов. Компании "Тетис Про" необходимо было провести соответствующую корректировку документации фирм-поставщиков оборудования, приведение в соответствие программ и методик испытания оборудования и организовать участие представителей российских надзорных органов в аттестации предприятий-изготовителей оборудования и собственно проведения предварительных испытаний. Но сложности при работе с ГВК только начинались.

Чтобы обеспечить многосуточное пребывание человека под давлением в десятки атмосфер, требовалось решить две проблемы - медико-физиологическую и техническую. Первая заключалась в выборе порядка подъема давления до необходимого уровня и графика его снижения, то есть скорости подъема и снижения давления, изменения регулирования состава искусственной газовой смеси для дыхания, режимов труда и отдыха, питания, параметров микроклимата. Техническая проблема состояла в том, чтобы обеспечить в реальных условиях с необходимой точностью все жизненно важные параметры газовой среды, в которой находится водолаз с момента закрытия люка барокамеры и до момента его открытия.

Отдельная и не менее сложная задача - обеспечить работу водолаза непосредственно в воде, на объекте. И здесь снова возникает несколько проблем. Основная - сохранение жизни и здоровья человека, пребывающего на 450-метровой глубине под давлением 45 атмосфер в холодной воде в полном мраке.
Находящийся под давлением в десятки атмосфер человек не может просто выйти из воды или из барокамеры - на каждые 3 метра глубины ему нужен один час декомпрессии - продолжительной остановки для выравнивания давления. Тело человека, находящегося под давлением газовой среды, подобно бутылке с шампанским. Резкое снижение давления - а для шампанского это открытие пробки - приводит к вспениванию растворенного в тканях тела и в крови газов дыхательной смеси и как следствие этого - к тяжелому заболеванию и даже к гибели человека. Водолазная практика, как и высотные и космические полеты человека, знает немало подобных случаев. Процесс декомпрессии - снижения давления - сам по себе медленный и неизбежный: с глубины 450 метров водолаза надо "поднимать" на поверхность более четырех суток, и что бы ни происходило вокруг - эти четверо суток сократить невозможно, иначе человек погибнет. Можно смело сказать, что космонавта с орбиты доставить на Землю можно в разы быстрее, чем поднять на земную поверхность водолаза- глубоководника.

Ввод в эксплуатацию в конце 2014 года многофункционального спасательного судна "Игорь Белоусов" станет переломным моментом в деле вывода Службы поисковых и аварийно-спасательных работ ВМФ на уровень, отвечающий реалиям сегодняшнего дня. Создание современного ГВК и введение его в практику работ поисково-спасательной службы позволит сделать первый шаг вперед не только в деле спасения экипажей аварийных подводных лодок, но и в решении возникающих в практике ВМФ задач проведения глубоководных водолазных работ.

Справка "РГ"

Что представляет собой ГВК-450 "Игоря Белоусова"? Установленные стационарно на борту судна и соединенные между собой четыре жилые барокамеры, в которых под давлением 45 атмосфер (соответствующим глубине 450 м) живут 12 водолазов-глубоководников. Во время работы они в герметично стыкующемся с судовыми барокамерами водолазном колоколе спускаются на находящийся под водой на глубине до 450 м объект, в течение нескольких часов работают на объекте, затем возвращаются в колокол и под тем же давлением, под которым они работали на объекте, поднимаются на поверхность. На поверхности колокол стыкуют с приемо-выходным отсеком, через который водолазы переходят в жилые отсеки и, не проходя декомпрессии, отдыхают до следующего спуска, а их место в водолазном колоколе занимает другая смена, а затем следующая, обеспечивая практически постоянную работу на объекте. И так в течение двух-трех недель или до завершения работы. Декомпрессию водолазы проходят один раз по завершении работы или допустимого времени пребывания под давлением.


К списку статей...